Возможности психолого-педагогической коррекции детей и подростков с дисгармоническим инфантилизмом.

Уважаемые молодые учителя!

Предлагаем вашему вниманию статью Е.В. Завгородней "Возможности психолого-педагогической коррекции детей и подростков с дисгармоническим инфантилизмом". Надеемся, что она поможет  сформировать отношения с учениками, которые имеют признаки дисгармонического инфантилизма.

Проблема психологического личностного здоровья издавна интересовала исследователей, однако первоначально она была актуальной в основном для философов и теологов, которые формулировали ее в нравственно-религиозных терминах (добродетели, духовности и в противовес им гордыни, демонизма, испорченности).

В настоящее время для психологов, работающих в системе образования и социальных педагогов проблема психологического и личностного здоровья приобретает особенную актуальность в связи с исследованиями личностных дисгармоний и применением разнообразных психотерапевтических и психолого-педагогических практик, направленных на личностный рост и коррекцию личностного развития.

В широком понимании психологическое здоровье можно охарактеризовать как состояние оптимальной проработки внутреннего и внешнего опыта, внутренней интегрированности и конструктивного самовыражения в жизненной практике. Критериями психологического здоровья человека, независимо от его возраста, могут выступать: восприимчивость, интерес к разным проявлениям жизни, прежде всего к самобытности как собственной, так и других живых существ: настроенность на познавательно, творческую активность, согласно индивидуальным и возрастным возможностям, преимущественно внутренняя мотивированность жизненной практики: конструктивность жизненной практики, разрушительный компонент подчинен конструктивному, благотворность влияния на окружение. Соответственно, признаки психологического нездоровья: безразличие, пассивность, преобладание внешней мотивации, страх самовыявления, разрушительное дегуманизирующее влияние на окружение. Что же касается детства, то по мнению И.В. Дубровиной, основу психологического здоровья в этот возрастной период составляет полноценное психическое развитие на всех его этапах. Одним из вариантов нарушения психологического здоровья в детстве есть так называемый дисгармоничный инфантилизм, выделенный русским детским психиатром Г.Е. Сухаревой.

Суть дисгармонии заключается в том, что при полностью нормальном, или даже опережающем когнитивном развитии и отсутствии органических поражений центральной нервной системы, у ребенка наблюдается отставание в формировании мотивационно-потребностной сферы и волевых качеств. На конец младшего школьного возраста и начало подросткового приходится больше всего обращений к психологам в связи с особенностями поведения таких детей. Чаще всего родители и педагоги жалуются на упрямое нежелание учиться, склонность ко лжи, праздность, воровство, побеги из дома, а также резистентность к воспитательным влияниям.

Детские психиатры определяют такое состояние как задержку психоэмоционального развития. Врачи таким детям не назначают лекарственной терапии, а дают обобщенную рекомендацию, применять индивидуальный педагогический поход. Педагоги, относящие этих детей и подростков к разряду трудновоспитуемых, такие рекомендации считают малосодержательными, поскольку в них не указывается ни суть, ни направленность индивидуального похода.

По историческим свидетельствам, в течение многих веков общество сталкивалось с лицами, которых начиная с подросткового возраста обнаруживали в своем поведении качества и наклонности, подлежащие безоговорочному общественному осуждению жестокость, нечестность, леность и тому подобное. Согласно суровым обычаям прошлых времен этих подростков и молодых людей отлучали от семьи, лишали права на наследство и выгоняли из дома. В Западной Европе законы даже предусматривали право родителей на лишение жизни своих детей, если они отличались греховным поведением. В Восточной Европе ограничивались отлучением от семьи и общества путем родительского проклятия. Очевидно, что такие изгнанники имели грустную жизненную перспективу и часто становились на преступный путь.

Современное общество мобилизует свой потенциал для постижения смысла детства, как жизненного этапа человека и в частности, понимания переживаний самого ребенка. Психоисторик Л. Демоз анализирует самые распространенные стили взаимоотношений между ребенком и взрослым миром на протяжении истории человечества. В зависимости от уровня развития культуры в социуме, ученый характеризует ряд психогенных стилей отношения к ребенку, Анализ их возникновения свидетельствует, что эволюция этих стилей идет в направлении от самых жестоких инфантицид к наиболее принятым в современном обществе – социализирующего и помогающего стилей. Со сменой культурно-исторических эпох, отмечает Л. Демоз изменяется отношение к детству, ребенок освобождается от немилосердно взрослых обязанностей, в частности, тяжелого труда, сдерживающих его детство. Зато у взрослого появляется ответственность за ребенка, пробуждающая его от духовной беззаботности и собственного инфантилизма. Ребенок, за которого взял ответственность взрослый человек, изменяет мир такого человека. То есть, происходит постепенная гуманизация отношения к ребенку на основе нового понимания сущности и смысла детства. Анализ случаев из консультативной практики и их сопоставление с наблюдениями за взрослыми, имеющими подобные особенности поведения, позволяют нам выдвинуть ряд предположений о психологических механизмах дисгармоничных вариантов психического онтогенеза. Типичной в этом случае является неспособность к эмпатии и связанных с ней переживаниях, а следовательно, закрытость для нового эмоционального опыта. Такая минимизация внутреннего мира приводит к стагнации личностного развития. Характерен контраст между нормальным или высоким умственным потенциалом и полным нежеланием к познанию того, что прямо не связано с сиюминутными интересами и потребностями. Случается так, что дети социально  благополучных родителей, уделяющих внимание их воспитанию,  удивляют взрослых примитивностью своих интересов, игр, поиском приключений на свою или чью-либо голову. Такие дети не находят общего языка с большинством своих ровесников, а дружат обычно с педагогически запущенными безнадзорными детьми из неблагополучных семей. И только на первый взгляд это кажется странным, тщательный анализ жизненных историй тех и других показывает, что этих в социальном отношении очень разных детей объединяет опыт неосознанной и не замеченной родителями психотравмы, обусловливающей отставание развития мотивационно-потребностной и волевой сфер, при удовлетворительном или даже очень хорошем развитии когнитивной сферы. Анализ травмирующих ситуаций свидетельствует о том, что у детей разного возраста они отличаются по содержанию.

Для детей раннего возраста и дошкольников наиболее травматогенными оказываются ситуации, связанные с отсутствием или потерей чувства защищенности, отрыв от семьи, жестокая, безразличная или излишне требовательная семья, безнадзорность, разрушение семьи и т.п.

Для детей школьного возраста, кроме этого, психотравмирующими могут стать ситуации, связанные со школой (неспособность справиться с учебной нагрузкой, враждебное или безразличное отношение педагога, детского коллектива, невозможность отвечать ожиданиям семьи, своими школьными успехами и т.п.) У детей с дисгармоническим инфантилизмом наблюдается неспособность воспринимать знания и жизненные впечатления во всей полноте, соответственно, вне поля их внимания и интересов оказывается широкий диапазон школьных проблем. Это как раз и обусловлено эмоциональными гиперзащитами, глубокими следствиями травм раннего возраста. Острота проблемы заключается в том, что такие дети в результате стагнации их личностного развития не способны налаживать эмоциональный контакт с гармонично развивающимися ровесниками в силу различия их мироощущения, интересов и запросов.

Анализируя десятки случаев из своей консультативной работы, мы пришли к выводу, что торможение личностного развития ребенка нередко приходится на тот возрастной етап, на который пришлась полученная психическая травма. Перенесеные в раннем возрасте потрясения обычно порождают гиперзащиты, позволяющие травмированному ребенку ограждать себя от негативных эмоциональных состояний, но вырабатывают при этом, эмоциональную тупость, которая ведет у потере живого интереса к жизни и свойственной здоровому ребенку любознательности. В конечном итоге, это становится причиной редукции познавательной потребности, безразличия не только к школьным, но и внешкольным формам учебной и творческой деятельности. Блокирование способности к переживаниям, закрытость новому опыту, обеднение внутреннего мира приводит к отчуждению от общества более развитых ровесников и взрослых.

Неспособность воспринимать жизненные впечатления во всей полноте, недостаток любознательности и восприимчивости, эмоциональная малочувствительность препятствуют нравственно-духовному становлению таких детей, являются фактором деформации их личности. В исследовании западных авторов имеются данные о распространении симптомов посттравматического стрессового расстройства у делинквентных подростков. А.В. Семенович описывает у детей больных бронхиальной астмой, психоэмоциональные и когнитивные расстройства, нейродинамического происхождения. Они ярко проявляются у 5,6-летнем возрасте и имеют слабую тенденцию к компенсации в дальнейшем. Нейропсихологическое обследование этих детей выявило снижение эмоционального тонуса, изменчивость фонового настроения с преобладанием настороженности и страха, трудности в инициации какой-либо деятельности, неустойчивость внимания, низкий темп выполнения заданий и высокую утомляемость. Эти расстройства указывают на дисфункции глубинных структур мозга, регулирующих активацию, пластичность и общий тонус психической деятельности. Физиологические исследования обнаруживают черты функционировання данных мозговых структур, которые более свойственны взрослым, нежели детям, эффект взрослого мозга по А.В. Семенович. Глубинные структуры мозга более других чувствительны к любым вредоносным влияниям, и возможно, психические состояния, связаннные с переживанием сильного ужаса, как это бывает при астматических приступах удушья, а кислогодное голодание способствуют старению глубинных мозговых центров и те в свою очередь, работая на самосохранение организма по аварийно-упрощенной схеме, перестают выполнять роль пускового механизма в обеспечении познавательной активности ребенка.

Приведенные А.В.Семенович даные очень близки к описаниям особенностей познавательной сферы детей с дисгармоническим инфантилизмом. Перенесенное в раннем возрасте потрясение, например в форме длительных аффективных состояний, связанных с разлукой с матерью, когда ребенок от ужаса и паники заходится плачем до посинения, могут сопровождаться и нарушениями мозгового кровообращения, и кислородным голоданием. Это может обусловливать экономность функционирования мозкових структур и обеспечения ими лишь той деятельности, которая связана с функциями важными для физического выживания и прагматически-гедонистической составляющей существования индивида.

Стратегии психолого-педагогической коррекция детей и подростков с данным вариантом личностного развития прежде всего основываются на гуманном отношении, предполагающем уважение к ребенку, позитивное внимание к нему, учет его индивидуального своеобразия, стремление его понять, заботу о нем. Реализация таких установок на практике, принципиальный отказ от простих архаично жестоких решений во взаимоотношениях с инфантильно дисгармоническим ребенком – чрезвычайно сложная задача, вызов компетенции родителей, педагогов, психологов, испытание их гуманистических убеждений.

Учитывая сложность затронутой проблемы, представляется важным дальнейшее изучение особенностей детей и подростков с данным вариантом нарушения психологического здоровья, учет значимости отдаленных последствий психической травмы раннего детства, поскольку именно она может быть в основе манифестирующей в подростковом возрасте личностной деформации, а также разработка стратегии и оптимальных тактик коррекционно-развивающего влияния на становление личности детей с дисгармоническим инфантилизмом.